Мясницкая, 6

Наши соседи: «Всеобщая библиотека России...»

Наши соседи: «Всеобщая библиотека России...»

В нескольких шагах от «Библио-Глобуса» находится поистине легендарное «книжное» место Москвы – прекрасный дом в стиле барокко по адресу Мясницкая, 7.

У городской усадьбы, издревле стоявшей на месте этого дома, было немало родовитых хозяев – здесь жили касимовские царевичи, последние потомки правителей Золотой Орды, усадьбой владели сподвижник Петра I князь Алексей Долгорукий и Салтыковы, обитавшие здесь почти сто лет и начавшие строительство дома в том виде, который сегодня нам знаком.

Но москвичи называют эту усадьбу «домом Черткова» – в память о когда-то знаменитом центре культурной жизни города, которую не стерли даже годы революций и социального переустройства.

Александр Дмитриевич Чертков (1789-1858), отставной полковник из старинного и прославленного дворянского рода, стал владельцем дома в 1831 году. Здесь им была собрана, а позже открыта уникальная публичная библиотека.

Эта библиотека – результат настоящего подвижничества, неустанного труда по воплощению грандиозного замысла: «собрать всё, что когда-либо и на каком бы то ни было языке писано о России». Чертков разыскал и приобрел более 17 тыс. книг, изданных по всему миру, множество рукописей отечественных писателей, портретов, планов, видов российских городов, а также 600 древнерусских монет.

Библиотека была систематизирована по тем же принципам, которые использовались в Британском музее, и каталогизирована. Изданный Александром Дмитриевичем в 1838 году каталог библиотеки назывался: «Всеобщая библиотека России, или Каталог книг для изучения нашего отечества…»; в последующие годы издавались прибавления к каталогу – библиотека постоянно пополнялась. Эта библиотека по завещанию её владельца стала общедоступной – Городской Чертковской библиотекой.

Александр Дмитриевич Чертков

«Сосредоточенный, молчаливый, порой чудной на вид, он скромно, но постоянно и неуклонно следовал по однажды избранному пути, так что многие его знакомые, встречаясь с ним в светских кружках, вовсе и не подозревали в нём многосторонней учёности...», – так отзывался о Черткове Пётр Иванович Бартенев, историк и литературовед, зачинатель пушкиноведения, директор Чертковской библиотеки, основатель и издатель исторического журнала «Русский архив».

Александр Дмитриевич Чертков заслужил нашу благодарную память не только своим подвигом библиофила. Его молодость пришлась на тревожное время и прошла она в ратных трудах: он – известный участник Отечественной войны 1812 года (отличился в сражениях при Витебске, Смоленске, Бородино) и заграничных походов 1813-1814 годов (сражался в битвах под Дрезденом, при Кульме, Париже и других).

В 1822 году полковник Чертков вышел в отставку и занялся тем, к чему всегда стремился, – его призванием были, как тогда говорили, «умственные занятия». И хотя у Александра Дмитриевича не было университетской подготовки, он был блистательно образован – благодаря замечательным наставникам, которых приглашали родители для домашнего обучения сына, книгам и пытливому уму, невероятной сосредоточенности и увлечённости.

Любовь к книгам и просвещению была родовой чертой многих Чертковых. Известным библиофилом был и дед Александра Дмитриевича по материнской линии – полковник Степан Иванович Тевяшев.

Выйдя в отставку, Чертков на два года уезжает в Европу, путешествует, изучает древности, заводит знакомства в научной среде, ведёт записи, которые лягут в основу его будущих научных работ. Исследовательские устремления Черткова тех лет поражают широтой, однако уже тогда стала прорисовываться главная линия его научной биографии – история России и славянского мира. Вернувшись на родину, Чертков продолжает собирать коллекции русских древностей и монет, рукописных и печатных книг о России.

Ему пришлось ещё раз вернуться в армию – в 1828-1829 годах волонтёром он принял участие в русско-турецкой войне. И только по окончанию военных действий между Россией и Турцией Чертков навсегда покидает армию и всецело отдается науке, общественной и просветительской деятельности.

О значимости фигуры Черткова для нашей культуры свидетельствует множество фактов.

В 1834 году он опубликовал первый научный отечественный нумизматический каталог «Описание древних русских монет» – итог многолетнего научного изучения и систематизации русской нумизматики «удельного» периода. Вместе с тремя «Приложениями», изданными позже, в каталоге описана и систематизирована 561 русская монета XIV-XVI веков, включая антикварные подделки.

Полную Демидовскую премию Академии Наук, присуждённую ему за этот труд по описанию древнерусских монет, Александр Дмитриевич предоставил на научное издание 1843 года «Остромирова Евангелия», древнейшей рукописной книги Киевской Руси, созданной в 1056—1057 годах.

Чертков был одним из основателей Московского училища живописи и ваяния, членом комиссии по возведению Храма Христа Спасителя.

Александр Дмитриевич не был причастен к движению декабристов, но благодаря ему сохранились и дошли до нас многие бесценные документальные свидетельства о семьях декабристов Чернышевых и Муравьевых.

Его деятельность заслужила всеобщее уважение – более 20 лет Чертков был предводителем московского дворянства, в 1836 году был избран вице-президентом, а в 1848 году – председателем Общества истории и древностей Российских при Московском университете и оставался на этом посту до 1857 года; был почётным членом Русского археологического общества.