КультКниги

«Сочинися сия книга чрез труды Леонтиа Магницкаго»

«Сочинися сия книга чрез труды Леонтиа Магницкаго»

Тайны и загадки «Арифметики» и её автора

«Арифметика, сиречь наука числителная. С разных диалектов на славенский язык преведеная, и во едино собрана, и на две книги разделена», год издания – 1703.

Выходя из метро Лубянка на Мясницкую улицу и торопясь к «Библио-Глобусу», москвичи вряд ли вспомнят сегодня, что проходят мимо места, где двести восемьдесят лет назад упокоился прах Леонтия Филипповича Магницкого, умершего в ночь с 19 на 20 октября 1739 года.

Когда-то здесь, в приделе древнего храма Гребнёвской Иконы Божией Матери, нашли последний приют многие знатные прихожане этой церкви – из родов Щербатовых, Урусовых, Толстых, Волынских. И рядом с этими аристократами обрёл покой неродовитый Леонтий Филиппов сын Магницкий, как он сам себя называл?

Чем заслужил такие почести? Как выбился в люди и стал знаменит в то суровое и беспокойное время на рубеже XVII–XVIII веков (Магницкий родился 350 лет назад, в 1669 году)? Что это за книга такая, «Арифметика» Магницкого, которую принято называть первым отечественным учебником математики? И где сегодня могила Леонтия Магницкого?

Надо сказать, что достоверные сведения о жизни Магницкого и его личности очень скудны. А многое из того, что считается общеизвестным, не подкреплено архивными документами – в описании его жизни, особенно до начала XVIII века, много предположений, смутных догадок, устоявшихся мифов. 

Очень мало знаем мы, например, о ранних годах будущего учёного, выходца из Осташковской монастырской слободы на берегу озера Селигер, ещё ребенком покинувшего родной дом и кочевавшего по монастырям до тех, пока не попал в московский Симонов монастырь. Мало сведений и о том, как он стал студентом Славяно-греко-латинской академии, первого и главного высшего учебного заведения той поры, и о годах учёбы в нём.

Неизвестны портреты Магницкого, немного свидетельств о характерных чертах его личности. Если вдруг «найдёте» портрет учёного в интернете, то может случиться конфуз – даже в блогах уважаемых преподавателей математики, не говоря уже о презентациях школьников по истории математики, приводится портрет изящного господина в партикулярном костюме первой трети XIX века.

Уважаемые школьники! На этом портрете – правнук знаменитого Леонтия Магницкого, Михаил Леонтьевич Магницкий (1778–1844), личность одарённая многими талантами и известная своими деяниями (на его счёт высказываются самые полярные суждения – от ретрограда и ярого борца с либерализмом до оклеветанного врагами России православного мыслителя). 

И эти люди тоже не Леонтий Филлипович Магницкий!  

Так вот, несмотря на двухвековые попытки выявить документальные источники для биографии Магницкого (её исследуют с 1825 года), в жизнеописании автора «Арифметики» по-прежнему остаётся множество «белых пятен», которые часто заполняются различными непроверяемыми версиями. И биография Магницкого, особенно в домосковский период, зачастую походит на апокриф.

Вот пересказ одного из таких преданий. Отец Леонтия был крестьянином, и прозвище его было Теляшин (или Телятин). Мальчик с детства работал на пашне, научился читать самостоятельно, часто исполнял обязанности псаломщика в местной церкви. Его судьба сделала резкий поворот, когда он попал в Иосифо-Волоколамский монастырь – с возом мороженной рыбы. (Как тут не вспомнить о Михайле Ломоносове – спустя полвека он тоже покидал родные места с рыбным обозом). Игумен Иосифо-Волоколамского монастыря оставил грамотного пятнадцатилетнего осташковца, тянувшегося к книгам и знаниям, чтецом при монастыре, а через год благословил на учебу в Славяно-греко-латинскую академию. Математику в академии не преподавали, и эту науку, а также основы навигации и астрономии, пытливый юноша, изучил самостоятельно. После восьми лет учёбы Леонтий не стал священнослужителем, на что надеялся его покровитель-игумен, – он стал давать уроки математики, и, вероятно, языков, отпрыскам московских бояр. Безродный учитель, не имевший даже фамилии, встретился с молодым царём – своим ровесником, и поразил того умом и обширными знаниями. За что и получил особо ценный по тем временам подарок – фамилию. Пётр I повелел ему впредь именоваться Магницким, так как он притягивал своей учёностью отроков к себе, как магнит...

Возможно, что когда-то всё так и было, но могло быть и иначе, в том числе и история с фамилией. Может статься, что она совсем не про «магнит», а про «мага» – астролога, рассчитавшего и представившего молодому царю прогноз его жизни... 

Достоверно известно, что в 1701 году, Пётр назначил Магницкого на государственную службу, и было ему «велено ради народныя пользы издать чрез труд свой словенским диалектом книгу арифметику». В этом повелении значится и ещё одно важное для отечественного книгоиздания имя: «ради скоро во издании книги совершения» Магницкий за государственный счёт получал помощника – «кадашевца Василия Киприанова», выдающегося типографа, гравёра, математика Василия Анофриевича Киприанова, будущего царского библиотекариуса и начальника первой русской гражданской типографии. 

Слово «арифметика» у нас ассоциируется обычно с азами математики, однако Петру был нужен не просто учебник для школяров, а книга энциклопедического масштаба, излагающая и систематизирующая математические знания, необходимые будущим морякам и военным.

Магницкий работал над «Арифметикой» в Навигацкой школе, открытой в том же 1701 году в московской Сухаревой башне, – к его услугам были библиотека, пособия и навигационные приборы, а также помощь преподавателей-иностранцев и Якова Брюса

Отныне с этим уникальным заведением будет связана вся жизнь Магницкого – он отдал Школе математических и навигацких наук школе свой талант педагога и организатора – преподавал, а потом до конца своей жизни руководил её учебной частью.

«Арифметика» была подготовлена в короткий срок и издана в 1703 году. Магницкий не просто перевёл на русский иностранные учебники и труды по математике – это был оригинальный, превосходно изданный 600-страничный труд, своеобразная энциклопедия математических и смежных знаний. Расположение материала, пояснительные тексты, общефилософские рассуждения, примеры, методические приемы – всё это свидетельствует о самостоятельной серьёзной работе мысли молодого учёного и педагога.

И, что особенно важно, – простое и образное изложение: любому, кто имел начальные знания, можно было самостоятельно изучать по ней математику. Например, тому же Ломоносову, который называл «Арифметику» «вратами своей учёности» – книга была с ним, когда он покидал родной дом, он хранил её до конца дней.

Полное название книги звучит так: «Арифметика, сиречь наука числителная. С разных диалектов на славенский язык преведеная, и во едино собрана, и на две книги разделена». Этот труд Магницкого стал одним из важнейших явлений книгопечатной деятельности Петровского времени, и по праву называется первым печатным учебником математики, изданным в Москве.

Структурно и содержательно «Арифметика» состоит из двух книг. Первая делится на пять частей, включающих четыре действия арифметики, дроби, тройное правило и его применение, корни квадратные и кубические, извлечение корней. Книга вторая имеет три части, в которых изложены основы алгебры, геометрии, тригонометрии, навигации, космографии, географии. На отдельных листах приводятся таблицы мер весов, в издании много чертежей и рисунков, поясняющих текст.

Для книги характерна одна форма изложения: каждое новое правило начинается с простого примера, затем даётся его общая формулировка и, наконец, правило закрепляется большим количеством задач, по преимуществу практического содержания. К каждому действию присоединяется правило проверки – «поверение».

В книге множество оригинальных практических задач. Эти задачи – свидетельство ещё одного таланта Магницкого, педагогического: интерес учеников к математике «подогревался» конкретными примерами из жизни, военной и морской практики. Задачи Магницкого – всегда с оригинальным и остроумным математическим сюжетом. 

Для нашего времени очень необычен и непривычен сам вид этого учебника: наряду с систематическим изложением курса математики, в нём множество рассуждений на разные темы, стихов, символических иллюстраций-аллегорий.

Например, на обороте титульного листа помещён букет из неведомых цветов, окружённый виньеткой со словами: «Тако цветёт человек, яко цвет сельный», а под виньеткой – стихотворение о любимой Магницким науке, не только способствующей человеку в его практической деятельности, но и позволяющей проникнуть в самую суть вещей:

«... Арифметике любезно учися, в ней разных правил и штук придержися. 

Ибо в гражданстве к делам есть потребно, лечити твой ум аще числит вредно. 

Та пути в небе, решит и на море. ещё на войне полезна и в поли. 

Общее всем людям образ даёт знати, дабы исправно в размерах ступати»

На фронтисписе книги можно видеть гравюру со сложной аллегорической композицией, изображающую двуглавого орла и Георгия Победоносца, поражающего дракона; Пифагора с весами, товарами, мешком денег и цифрами, а также Архимеда с земным шаром, кораблём и другими предметами, символизирующими мощь науки и сферы деятельности, где необходима математика. 

«Арифметика» Магницкого – знаковый памятник отечественного книгопечатания. Большинство исследователей считают, что «Арифметика» отпечатана с наборных форм, подвижными литерами, как печатались в Москве книги, начиная с «Апостола» Ивана Федорова. Но есть и те, кто полагает, что «Арифметика» – ксилографическая книга, отпечатанная с цельных, гравированных по дереву печатных форм. Возможно, в книге применены и та, и другая технологии, – такие книги тоже имели распространение в России в XVII – XVIII веков. 

До введения гражданских шрифтов и петровской реформы русского письма оставалось ещё несколько лет, и текст «Арифметики» воспроизведен традиционным кириллическим шрифтом трёх размеров; в тексте использованы славянские цифры, а в примерах задачах, таблицах – арабские. 

Формат издания – 31 х 23 см, в нём 331 лист, то есть 662 страницы. Напечатана «Арифметика» в две краски – черной и красной, её страницы украшены рамками, заставками, концовками, полосными гравюрами. 

Эта поистине легендарная книга служила отечественному просвещению весь XVIII век, да и после в российских учебниках математики ещё долго продолжались методические традиции, начало которым положил Магницкий, а его задачи до сих пор встречаются в современной учебной литературе.

Магницкий, несомненно, был одним из выдающихся русских людей своего времени, и как считают историки, не только по своим математическим познаниям, но и по общему образованию. А его «Арифметика, сиречь наука числителная...» в XVIII столетии была универсальным, единственным в России учебным пособием по естественным наукам для образованных людей той эпохи.

Два чувства дивно близки нам, 
В них обретает сердце пищу: 
Любовь к родному пепелищу, 
Любовь к отеческим гробам.

На них основано от века 
По воле Бога самого 
Самостоянье человека, 
Залог величия его. 

Животворящая святыня! 
Земля без них была б мертва,
как безотрадная пустыня 
и как алтарь без Божества.

Эти строки Пушкина невольно вспоминаются, когда задаёшься вопросом, где же сегодня покоится прах Леонтия Магницкого.

Без малого два столетия его могила сохранялась в трапезной церкви Гребнёвской Богоматери, служившей усыпальницей многим известным людям. Этот храм был приходским для семьи учёного, Магницкие жили неподалёку на Лубянке, в доме, подаренном Петром I.

Есть свидетельства, что место захоронения Магницкого было обозначено высеченной на стене храма надписью, а в трапезной, на специальном помосте в ряду других стояли надгробия четы Магницких – Леонтия Филипповича и Марии Гавриловны. Но уже в первой трети XIX века надписи на стене не было, а в начале XX века не обнаруживались и могильные камни: «Теперь нет и никакого помоста, обыкновенный деревянный пол, нет никаких надписей, и могила первого русского педагога методиста погребена под позднейшими наслоениями текущей действительной жизни», – писал Д.Д. Галанин, автор книги «Леонтий Филиппович Магницкий и его «Арифметика», изданной в 1914 году.

В 1926 году у московских властей появились планы по сносу Гребнёвской церкви, и первыми под удар попадали её приделы, включая трапезную с усыпальницей. При начавшихся работах, видимо, было вновь открыто захоронение Магницких, и белокаменные надгробия с пространными эпитафиями этой чете в числе других древних памятников были перевезены в Покровский собор-музей (Храм Василия Блаженного, ныне входящий в состав Государственного исторического музея). 

После «переезда» в Покровский собор надгробье Магницкого было на десятилетия «погребено» вместе с другими уцелевшими в советское время памятниками древней эпитафики. И только в 1979-1980 годах у исследователей появилась возможность вновь увидеть и описать надгробную плиту с могилы учёного-математика. Текст эпитафии и раньше был известен по более ранним публикациям и служил едва ли не единственным источником для биографов учёного. Эту эпитафию написал сын Магницкого – «горкослезный Иван, нижайший раб и сын ему любезный».

В опубликованной в 1989 году статье «Надгробная плита Магницкого» Е.И. Серебрякова сообщает, что «удалось полностью прочитать и по достоинству оценить текст эпитафии Л.Ф. Магницкого и как своеобразный исторический источник, и прежде всего как важнейший мемориальный памятник, связанный с личностью выдающегося деятеля просвещения Петровской эпохи»; она приводит детальное описание плиты и текст на ней (к сожалению, с новыми утратами, появившимися уже в ХХ веке).

Вот описание каменной плиты из в статьи Е.И. Серябряковой: 
«Надгробная плита Л.Ф. Магницкого (ГИМ, Ф. н/в 5639/39) имеет прямоугольную форму, высечена из светлого песчаника; размеры— 138x76 см. Убористый текст в 50 строк (высота букв колеблется от 2,5 до 3,5 см) имеет определенную композиционную структуру, в расположении его хорошо читается разбивка на четкие смысловые и ритмические «блоки». Текст заключен в раму-картуш трапециевидных очертаний с арочным завершением, по бокам украшенную сохранившимися фрагментарно гирляндами из лилиеобразных цветков и волнистыми листьями «травы», как бы вырастающей из-за рамы».

Сведений о том, где сегодня простому обывателю можно увидеть это надгробье, мы не нашли. Так же как и не нашли достоверных данных, о том, что же собственно, стало с прахом Магницкого...

Есть сведения, что его гробница, выложенная кирпичом и залитая со всех сторон известью, была вскрыта при прокладке метро в мае 1932 года. В могиле находилась дубовая колода, а в ней – невредимый скелет Леонтия Филипповича с некоторыми сохранившимися на нём покровами, в изголовье находилась стеклянная чернильница, в форме лампадки, рядом –  полуистлевшее гусиное перо...

Был ли перезахоронен прах Магницкого, пропали ли останки при перевозе на эксгумацию, была ли могила просто засыпана – все эти вопросы по сей день остаются без ответа... 

«В вечную память христиански честно целомудренно ... пожившему Леонтию Филипповичу (Маг) н(ицкому) первому в России математ(ики учителю) зде погребе (нному) мужу христианства истиннаго веры в Бога претве(рдой)...»

Снабдив наш текст контентными ссылками на книги, которые можно найти в «Библио-Глобусе», мы очень надеемся, что в числе читателей этой статьи будут молодые историки, которых увлекут тайны и загадки жизни и деятельности Леонтия Магницкого. И они профессионально, в соответствии с новыми возможностями исторической науки, исследуют феномен Магницкого и его «Арифметики». 

А в Главном книжном они всегда найдут множество изданий по истории математики, книги о Петровском времени – документальные и художественные. 

 

Читайте также:

КультКниги
Все на Ёлку!
Всегда зелёная, всегда живая – чтобы стать символом Нового года, ели понадобилось не одно столетие.
КультКниги
Первая леди английской литературы
16 декабря более двух столетий назад родилась «мисс английский роман», «несравненная Джейн» – писательница Джейн Остин (1775-1817)
КультКниги
«Все к лучшему в этом лучшем из возможных миров»
240 лет назад, осенью 1779 года, в Петербург была доставлена Библиотека Вольтера – одна из немногих библиотек века Просвещения, сохранившаяся до нашего времени как отдельная коллекция
КультКниги
«Написал я блаженное последнее слово...»
9 ноября (28 октября) 1818 года родился один из великих классиков русской литературы, писатель, поэт, публицист, драматург, переводчик Иван Сергеевич Тургенев
КультКниги
Венценосные библиофилы
«Вечером читал вслух Тургенева ”Записки охотника”... »